Владимир Маруцкий. A-MOK: TERROR FROM THE HUMAN



© COPYRIGHT VLADIMIR E. "OUTSIDER" MAROUTSKI
Читательские отклики присылайте по
Email: stock@hard.saratov.su Ў mailto:stock@hard.saratov.su
Date: 25 Aug 97

Примечания

Повести были написаны под впечатлением одноименных игр и как акт возмездия против жалких потуг одногрупников по институту, вместе с которыми и играли в лаборатории Саратовского Государственного Экономического Института.
Действующие лица:
Outsider - Ваш покорный слуга или Маруцкий Владимир
Coroner - одногрупник Родников Роман.
Phantom - однопоточник Киселев Сергей.
A-Mok - состояние массового ментального опьянения у малазийцев.
ИМ ЖЕ И ПОСВЯЩАЕТСЯ


Not Line
Of Fire
Не На
Линии Огня

Software
UFO: Enemy unknown Ў ../ZHURNAL/ufo.txt

Microprose
Software
X-Com: Terror From
The Deep


Плывя на Тритоне на миссию, сержант Coroner вспоминал мирное время. Тогда он работал следователем по делам о насильственной смерти, откуда и пошло его прозвище - Coroner. Все было хорошо, пока над ним не надругались родственники убитого, дело которого он позорно завалил. Махнув на все рукой, сержант решил сменить поприще. Еще с детства он увлекался музыкой, играл на губной гармошке и слушал такие группы, как: Entombed, Brutal Truth, Death и другие. Поэтому и в школе, и в институте его не любили, обзывали металлюгой. После ухода с работы Coroner пытался найти себя в искусстве и пришел в группу Карданный Вал. Солист группы Александр Гитник, мучаясь страшным похмельем, сунул Coroner'у в руки бас-гитару и скривясь процедил:
- Играй.
Coroner повертел инструмент и, чтобы показать что он не новичок в thrash'е, разбил гитару о стоящую рядом колонку. Желчно улыбаясь, Гитник сказал:
- Неплохо. Подожди-ка, я сейчас.
Выйдя за дверь, он вернулся с двумя бичами - ударником группы Алексеем Елисеевым и менеджером группы. Вылетая за дверь, неудавшийся музыкант дал себе зарок никогда больше не портить инструменты.
Разочаровавшись в жизни, Coroner решил уехать в Китай, чтобы раствориться среди местного населения. От этого шага его удержала реклама в газете, где объявлялся набор на курсы сержантов космоводолазных войск. Увидев здоровенного негра, одетого в водолазный костюм с Gauss Cannon в руках, скалившегося с плаката, он понял, что это его призвание.
Придя на курсы, Coroner'а встретила не миловидная девушка, как он расчитывал, а огромный волосатый капитан, который сразу же выбил ему три зуба и энергично сказал удаляющимся санитарам с Coroner'ом на носилках:
- Ничего, я еще сделаю из него настоящего солдата.
Очнувшись в госпитале, бравый солдат узнал что курсы закончились, и что его, неизвестно за какие заслуги произведен в сержанты. Он смутно догадывался, что здесь что-то не так, но ничего не мог сделать. Более того, пришедший в палату полковник, злобно щурясь, сообщил, что сержанта Coroner'a зачислили в армейское подразделение, дислоцирующееся в Тихом океане в районе Бермудского треугольника на подводной базе Саратов. Это была очень сомнительная честь, поэтому сержант совершил побег из госпиталя. Его конечно же поймали, но за плохое поведение везли не вместе с остальными новобранцами, развлекающимися на океанском лайнере, а в сыром трюме, прикованным к койке.
Приплыв на базу, Coroner, вспомнив путанные объяснения полковника, пошел отметиться. С трудом найдя 1024 комнату, он робко постучался и спросил:
- Можно?
- Входи, дорогуша! - раздался с другой стороны злорадный голос.
Войдя, сержант увидел ухмыляющуюся физиономию капитана Полякова. От ужаса солдат чуть не потерял сознание, но вовремя собрался и не потерял. Поставив роспись - три крестика (фамилия, имя и звание), бывший следователь поплелся в свою комнату, где застал соседей - пятнадцать мужиков, которые предложили ему сыграть в карты на сон грядущий. Проиграв свою зарплату на 150 лет вперед, Coroner уткнулся в кирпич, заменяющий подушку и забылся тяжелым сном.
Утром его разбудил не задорный звук горна, а удар тока, от которого повыпадали все пломбы из зубов. Зубная боль была так невыносима, что сержанту пришлось вместо завтрака срочно искать капитана с требованием жалования. Выплевывая выбитые зубы, Coroner с удовлетворением отметил, что зубная боль прошла.
Постепенно все наладилось. Сержант делал настолько огромные успехи, что из пятнадцати выстрелов два раза попадал в стену, на которой висела мишень.
Капитан благосклонно посматривал на солдата и обещал отправить того на первую же миссию, что вобщем-то было смертным приговором.
Однажды вечером, проиграв зарплату на полвека вперед, Coroner приготовился ко сну, как вдруг раздался оглушительный вой, от которого у кроватей отломились ножки. Решив что это одна из многочисленных учебных тревог он и его соседи не спеша поплелись в ангар. К их немалому удивлению, когда они пришли не было ни коммандера, разглагольствующего с трибуны, ни роздачи сигарет. Вместо этого им сунули в руки гарпуны и затолкали в Тритон. В результате неразберихи Тритон не был подготовлен к миссии и поэтому солдатам всю дорогу пришлось стоять на коленях.
Когда, тяжело вздыхая, солдаты по одному принялись влезать в шлюзовую камеру, Coroner спрятался за рацию и его не заметили. Поэтому он и остался в живых. На базе его наградили медалью и сорвали нашивки сержанта. Таким образом, на вторую миссию Coroner плыл простым рядовым, да еще под усиленной охраной. Здесь и проявились его геройские качества. Он не только уцелел (зато погибли оба его охранника), но и во время бегства успел схватить с песчанного дна что-то напоминающее гранату, b`kbxeeq рядом с инопланетянином. Это и была граната, поэтому она разорвалась на полдороге к базе, убив и искалечив всех оставшихся в живых после миссии, кроме, конечно, Coro­ ner'а. Он отделался легким испугом и тяжелой простудой после долгого пребывания в воде. Его положили в госпиталь, поэтому он и не оказался на Тритоне в ту трагическую ночь, когда тот исчез вместе с солдатами в районе Бермудского Треугольника. Поскольку Тритон был потерян, то некоторое время в отгул на материк солдатам пришлось плавать на Барракуде, так как второй Тритон использовался для перевозок тушенки и сигарет. Когда Coroner выздоровел, то узнал, что его новыми соседями стали Outsider и Phantom, героически проявшие себя еще во времена первого нашествия инопланетян. Вместе с ними на базу прибыли еще несколько ветеранов Ufo: Enemy Unknown, чтобы вдохнуть боевой дух в отчаявшихся новобранцев. Среди них были: Елена Миллер, Гудрин Бергер и несколько других. Привыкшие к более тяжелому оружию, они очень удивлялись, когда Jet Garpun, стоило его выпустить из рук всплывал на поверхность. Поэтому на собственные деньги они заказали несколько Gas Cannon, которые разыграли в карты. Благодаря шулерству Phantom'а они достались ему и Outsider'у. В это время на базу прибыл новый Тритон и веселые деньки ничегониделания кончились. Десантный отряд был разделен на две группы - одна под командованием Елены Миллер, другая - Ивана Шадрова. Пока одна группа разбиралась с уфошниками, другая ходила и собирала ракушки и консервные банки, крича: "Нет загрязнению мирового океана !!!"
Первая же миссия реформированного отряда чуть не кончилась катастрофой. Когда обе группы собрались у шлюза и принялись спорить в каком направлении идти, откуда ни возьмись прилетела граната и закатилась прямо в Тритон. К счастью пилот не растерялся и кинулся на нее грудью. Впрочем она и не разорвалась, и пилот выглядел полным кретином. После этого инцидента все споры были оставлены, а Phantom выкрикнул свою историческую фразу:
- Пленных не брать.
Это так напугало уфошников, что пройдя несколько шагов, солдаты увидели силуэт тарелки, круто уходящей вверх. Преследование было бессмысленным, поэтому Outsider ограничился выстрелом вдогонку из Gas Cannon. Ко всеобщему восторгу он угодил прямо в люк, так что от давления воды тарелка взорвалась как мыльный пузырь. Три полуоглушенных уфошника упали буквально на голову Coroner'у. Убедившись, что переломов нет, отряд подхватил уфошников и Coroner'а и с песней зашагал к Тритону. На базе каждый получил по заслугам: Coroner очередную медаль, Outsider звание капрала, а уфошники по десять лет исправительных работ. Все восприняли это известие с сочуствием, кроме националиста Романа Кононенко, который подошел, плюнул каждому инопланетнику в то, что у них называется лицом, и обозвал погаными акватоидами, за что и был переведен в команду ученых, ответственным за названия инопланетян.
Плывя в седьмой раз на миссию, десантники предчувствовали легкую победу и находились в приподнятом настроении. Все, кроме Игоря Чукарина, который обнаружил дыру от окурка в своем водолазном костюме. Поэтому ему и пришлось остаться в Тритоне и отвечать за связь между солдатами. Переключая рацию он старался по голосу узнать товарищей. Вот тяжелое дыхание Coroner'а, а вот задорный смех Phantom'а, выстрелившего по днищу маячащей вверху рыбачьей лодки. Сквозь треск помех он услышал напряженный голос Миллер:
- Внимание мы ее видим. Фантом, Бергер, - к люку. Ямамото, прикрывай их. Всем остальным - рассредоточиться. Весь обратившись во внимание, Чукарин слышал как тяжелые водолазные ботинки топают по песчанному океанскому дну. Сиплое дыхание солдат ясно говорило ему насколько велико напряжение. Заскрипел несмазанный люк. Внезапно тишина сменилась криками, выстрелами, лихорадочно отдаваемыми приказами, смехом, возгласами:
- Вот падла, еще и уворачивается!
Одетый в ионную броню лобстермен выдержал все выстрелы и не известно чем бы это все кончилось, если бы не Phantom, который подкрался сзади и расстегнул ширинку уфошнику. В зияющее отверстие и всадил все семь выстрелов до этого времени прятавшийся Coroner. Оставшись без нижней части туловища инопланетянин понял, что сопротивление бесполезно и хотел сдаться на милость победителя, но Phantom не понял подаваемых лобстерменом знаков и всадил тому в спину штык-нож. Уфошник схватился всеми четырьмя клешнями за вышедшее из груди лезвие, выпучил глаза и покинул эту реальность. Труп был настолько обезображен, что его решили зарыть тут же, не таща на базу.
Однажды перед самым вылетом в ангар ворвались несколько ученых и захлебываясь от восторга начали рекламировать новый пистолет - Gauss Pistol. Затем они роздали каждому солдату набор Lego, состоящий непосредственно из самого пистолета, коробки патронов и книжки, на которой было написано: "Для заметок". Эти пистолеты оказались незаменимы для отстреливания мелкой рыбешки, но десантники были вовремя предупреждены Кононенко и спрятали в Тритоне свое старое оружие.
Было 7-ое ноября. Сигнал тревоги вырвал солдат из-за праздничного стола. Они поспешили к Тритону, чтобы поскорее разделаться с мерзкими уфошниками и вернуться. К их немалому удивлению и неудовольствию перед высадкой им сообщили, что костюмы одевать не обязательно. Такого еще не было и поползли различные слухи и домыслы. Высадившись из Тритона, солдаты обнаружили, что стоят не на морском дне, а на набережной, а на здании вокзала светятся огромные буквы "ТОРОНТО". Убедившись, что они действительно находятся в городе, десантники разбежались по ресторанам и бильярдным. Проиграв и пропив все имеющиеся деньги, они вновь собрались у Тритона. К этому времени инопланетяне уже улетели и отряд с победой вернулся на базу.
В один прекрасный день всех десантников собрали у капитана Полякова, который уведомил их о прибытии на базу начальства с большой земли.
- Инспекции необходимо устроить показательный бой. - Закончил он свое выступление.
- А может не стоит? Начальство все-таки... - Робко спросил Иванов.
- Идиот! - Заорал капитан: - Не с начальством же воевать будем!!!
Так ничего и не поняв, Иванов на всякий случай приготовился к самому худшему.
Каждый готовился к показательному бою как мог - Coroner и Outsider чистили оружие, Phantom смазывал штык- нож, Шадров заштопывал дыры в водолазном костюме, матерясь сквозь зубы. Неожиданно в комнату вошел Кононенко с двумя мешками. Развернув их, он вывалил содержимое на спящего Ямомото. Это оказались два незнакомых костюма.
- Новые разработки. Держит три выстрела из Destruptor'а! - Гордо заявил выдающийся ученый.
Один костюм сразу же одел Шадров, так как старый совсем разползся в его умелых руках. Второй решили отдать Coroner'у.
Прибывшее начальство в составе двух адмиралов захотело лично учавствовать в одной из миссий. Несколько смущали кровожадные взгляды, которые бросал на инспектирующих Иванов. Легкомысленно не обратив на них внимания адмиралы поплыли вместе с солдатами.
Всю дорогу солдаты хранили напряженное молчание. Одевшись, Coroner под изумленными взглядами инспекторов, прошагал к шлюзовой камере. Когда вода поднялась до колен, он заметил, что в костюме вода поднялась уже до груди. Наклонившись, он стал лихорадочно искать дыру. Какого же было его изумление, когда вместо дырки, на правой подошве он обнаружил надпись "1999. Flying Suit. Tom Sharp". Обернувшись, солдат застучал кулаками в дверь. Она не открывалась. Набрав в легкие воздуха, Coroner шагнул из Тритона на песок и побежал в сторону берега. Пробежав несколько шагов, он случайно нажал кнопку на плече и понесся к поверхности. Пролетев 190 метров за 12 секунд, он вылетел из воды с такой силой, что стая акул в ужасе понеслась в направлении северного ледовитого океана. Через несколько часов, охваченного легкой паникой и орущего благим матом Coroner'а заметил вертолет поддержки.
Тем временем остальные, не заметив отсутствия Coroner'а, по всем правилам военного искусства приготовились к боевым действиям. Outsider носком ласты отшвырнул валявшуюся гранату в кусты, откуда немедленно выпрыгнули два акватоида и с воплями побежали в неизвестном направлении. Направившись за ними, Бергер, Phantom и Outsider обнаружили тарелку. Такой они еще не видели. Это была огромная трехэтажная субмарина по-видимому битком набитая злобными инопланетянами. Пока они стояли и разглядывали тарелку, путаясь в воздушных шлангах, ведущих от каждого солдата к Тритону, подбежал бледный Шадров. За ним вопя и улюлюкая бежало около двенадцати уфошников, изредка стреляя в воздух. Мгновенно сориентировавшись в обстановке Бергер и Out­ sider кинулись на дно и залегли, Phantom поднял руки и повернулся ко врагам в знак доброй воли, а Шадров взвыл и побежал дальше. Переглянувшись, Бергер и Outsider открыли беспорядочный, но тем не менее кинжальный огонь. Первым же залпом они случайно уничтожили пятерых и ncksxhkh троих уфошников, а остальных обратили бегство. Phantom опустил руки и бросился в за ними погоню. Загнав их в Тритон, он захлопнул люк и заклинил его своей винтовкой. Тем временем, Бергер, Out­ sider и подошедший Steer откинули люк тарелки и столкнулись нос к носу с техником инопланетян. Пока Steer мучительно вспоминал где он мог видеть эту противную рожу, испуганно уставившуюся на них, Бергер одним движением перекинула винтовку за спину и, издавая глухие выдохи, принялась наносить удары в область сердца уфошнику. Обладая слабым, по инопланетным меркам, здоровьем, техник не выдержал и тихо скончался. Подойдя к лифту, Outsider кинул гранату на второй этаж и заткнул уши. Раздался сильный взрыв и второй этаж исчез. Зайдя за угол, Out­ sider увидел стоящего к нему спиной инопланетянина. Подкравшись к нему на цыпочках, солдат изо всех сил ударил прикладом в шею противнику и с удовлетворением услышал слабый хруст. Опустив глаза, он увидел, что от приклада остались торчащие в разные стороны щепки. Уфошник оглянулся, но увидев удивленные глаза человека, не предвещающие ничего хорошего, даже легкой смерти, притворился мертвым. Для верности кинув на тело еще одну гранату, Outsider поспешно заскочил в соседний отсек. Выглянув из дверей, он увидел, что тарелка лишилась всех переборок. Сквозь дым и пыль, смешанную с кровью и мельчайшими частицами костей и сухожилий, он заметил раскинувшиеся в живописных позах обезображенные трупы уфошников, и своих товарищей, трясущих головами и отряхивающихся.
Проходя мимо кустов, Миллер увидела дымок, поднимающийся из-за одного из них. "Кто-то курит?!!"- Возмутилась она: "Как это им удается под водой?!..." Заглянув в заросли, она увидела уфошника с дымящейся дырой в груди, от которой рядовой пытался зажечь динамит. Неожиданно за его спиной встал огромный силуэт кальцинида. Не растерявшись, Миллер кинула гранату прямо в голову мерзкой твари, и только потом вспомнила, что забыла выдернуть из нее кольцо. Тем не менее, к счастью всех присутствующих, граната попала в стекло шлема уфошника и разбила его. Булькнув что-то насчет твердости людских гранат, кальцинид упал на песок, дернулся пару раз и затих.
Рядовой Ямомото еще из Тритона заметил дуло Sonic Rifle, торчащее из-за скалы. Никому не сказав о своем наблюдении, он сразу же после высадки оторвался товарищей и пошел в том направлении. Подойдя к скале, солдат хотел взобраться на нее, но тут уфошник сам вышел на встречу. Хладнокровно усмехнувшись, Ямомото поднял дуло и нажал на курок. Вместо толчка отдачи и взрыва, оружие издало лишь сухой щелчок. Лихорадочно посмотрев на ружье, рядовой увидел, что оно разряжено. "Опять эти шуточки Phantom'а" - скрипнул он зубами. Развернувшись японец хотел убежать, но не мог. Рядовой не понимал, что происходит - такого с ним еще не было. Это было похоже на сон - когда в минуту опасности ноги становятся как ватные и не могут сделать ни одного шага. "Ходы кончились" - С тоской подумал солдат. Краем глаза он увидел спускающегося небрежной походкой со скалы stnxmhj` и мысленно пожелал ему сломать шею. Поэтому и не очень удивился, когда тот зацепился за кабель и, несмотря на низкое тяготение, упал так, что у Тритона чуть не подломились шасси. Облегченно вздохнув, Ямомото подхватил труп и зашагал к остальным.
Собравшись у Тритона, солдаты обнаружили отсутствие Coro­ ner'а и Шадрова. Второго они нашли стоящим как свечка через несколько десятков метров.
- Ты че? - Спросили его.
- Тише вы! Я стою на мине...
- А, ну стой, стой, мы пошли.
Когда солдаты прошли несколько шагов, за их спинами раздался сильный взрыв и Шадров как ракета пронесся над их головами. Пролетев, он ударился о борт Тритона и тяжело сполз на землю. После этого он заполз в транспорт и никакими уговорами не удалось убедить его вылезти.
Решив оставить так и не найденного Coroner'а здесь до следующего раза, вся команда погрузилась на Тритон, как вдруг кто-то заметил, что инспекция отсутствует. Опять начались поиски.
Два трупа нашли недалеко от места высадки.
- Очевидно кто-то из солдат принял их за уфошников. - Предположил Ле Гуин, и все посмотрели на Иванова, который опустил глаза и начал растирать ногой какого-то моллюска.
- Тогда где-то еще бегают две уфошки... - Высказал общую мысль Phantom. Снова поиски, которые продолжались до наступления темноты в подводном мире.
Пройдя несколько сотен метров, Outsider остановился отдохнуть и подумать. Он уже выполнил свою норму и ему не улыбалось шляться, рискуя каждую минуту заиметь дыру в затылке или порез воздушного шланга. Постояв и решив возвращаться, он ощутил, как кто-то трется о его ноги. "Развелось кошек" - с омерзением подумал капрал и тут же вспомнил, что он под водой. Осторожно опустив глаза, он увидел уфошника, одетого в какую-то шкуру и с урчанием ползающего на четвереньках. Так же осторожно Outsider снял оружие с предохранителя, опустил дуло и выстрелил. Когда дым рассеялся, солдат увидел, что уфошник продолжает ползать, упорно не замечая отсутствия конечностей и рваной дыры в спине. "Ну и миссии пошли" - тяжело вздохнул капрал, носком тяжелого ботинка ломая оставшиеся ребра акватоиду. Захлебываясь зеленой кровью и весь во впредвкушении Aquatoid Autopsy, инопланетянин пытался вымолить пощаду, но солдат был неумолим. Outsider остановился только тогда, когда уфошник был истоптан в мелкую пыль. Набив этой пылью карманы, он двинулся дальше. Побродив еще полчаса, капрал вернулся к Тритону, где его ждали солдаты, в том числе и Coroner с занимательной историей о пленении последнего оставшегося пришельца. Болтаясь на поверхности и прекрасно наблюдая за всеми передвижениями врагов, он громкими воплями привлек внимание к месту, где прятался уфошник, а заодно и к себе. Зверски избив инопланетного специалиста в области человеческой нейрохирургии и сняв Coroner'а, десантники вернулись в Тритон и поплыли на базу.
На базе им выдали значки "За Разоблачение Шпиона", так как служба контрразведки выяснила, что инспектирующими адмиралами были переодетые уфошники.
Было час ночи, когда Phantom, Outsider и Coroner возвращались из бара. Проходя неподалеку от модуля ученых, они услышали глухие удары и крики. Заглянув в дверь, солдаты увидели ученых во главе с Кононенко, изучающих инопланетян. Один из них по-видимому был исследован полностью, так как был завернут в целлофан и лежал в морозильной камере. Моя под краном руки, по локоть испачканные в зеленой крови, ученый пожаловался, что уфошники не с такой готовностью как раньше выдают военные тайны. В соседней комнате они увидели Крапивенцева, с увлечением рассказывающего зеленому Gillman'у о том, как на гражданке он сражался на мечах. Инопланетянин беспокойно бегал глазами и вежливо качал головой, не особенно понимая о чем идет речь. Неожиданно он встал и на чистейшем китайском языке сказал:
- Я хочу рассказать вам о новом виде оружия.
Все глупо переглянулись и только Phantom по инерции взревел:
- Как ты меня обозвал, узкоглазая морда?! Уфошник понял, что сказал что-то не то и долго извинялся, когда его больно били ногами.
Несмотря на очевидные успехи группировки земных войск, у нее были и потери. Уходили лучшие. Так, порезавшись при бритье был демобилизован Ямомото, подскользнулся на кафельном полу туалета и сломал ногу пьяный Steer. В итоге состав группировки из пятидесяти солдат в начале войны сократился до десяти, которые, правда неплохо справлялись с непрерывным потоком злобных инопланетян.
Однажды во время обеда капитан Поляков поднялся и тихим голосом сказал:
- Солдаты! Не пора ли заканчивать с войной? Девятнадцать глаз (Phantom был одноглазым) оторвались от тарелок и злобно уставились на капитана. Не смутившись, тот продолжал и к концу речи почти убедил большинство в том, что им хочется жить нормальной жизнью. Phantom буркнул:
- Ну ладно, ма пошли собираться. Ошарашенный капитан долго объяснял, что его не так поняли. Закончил он воплем:
- Смерть инопланетянам, всем до последнего!!!
Ученые выяснили, что в принципе существует база инопланетян, откуда и начинаются их налеты. Почему в принципе - потому что никто из допрашиваемых инопланетян ее в глаза не видел и на все вопросы о ней отвечали: "Спросите у Коммандера". Было решено спросить на следующей же миссии.
Утро следующего дня застало солдат за делом - Phantom, Coroner и Чукарин резались в карты, Шадров спал, а Outsider под жадными взглядами солдат заливал спирт в бензопилу, присланную ему из Doom'а. Как на зло инопланетяне не летели. Месяц прошел в вынужденном бездельи. Наконец раздался долгожданный противный вой сирен. В считанные секунды погрузившись в Тритон, пятеро оставшихся солдат отплыли с твердым намерением выяснить, где находится база инопланетян, не считаясь с потерями. Уфошников, конечно.
Дверь севшего на дно Тритона открылась не сразу. Сначала из боковых пазов выдвинулись громкоговорители из jnrnp{u суровый голос обещал избавить инопланетян от многих неприятностей, если к нему явится кто-нибудь, располагающий сведениями о вражеской базе. По-видимому желающих было много, так как со стороны тарелки раздались выстрелы, брань и вопли:
- Заложить хотите, падлы!!?
Прождав полчаса в Тритоне, десантники вышли на песок. Дернув за стартер, Outsider завел бензопилу и спрятавшихся уфошников неприятно удивил пронзительный звук ее мотора. Еще больше они огорчились, когда на их глазах было распилено заживо двое инопланетян, неосторожно высунувшихся из кустов.
- Ну кто тут из вас коммандер? - громко крикнул Coroner, решив отыграться на нем за месяц безделья. Из-за кустов вышел и, покачивая бицепсами, направился к Coronerу Calcinid. Не дойдя нескольких метров, он демонстративно положил ружье на песок и встал в выжидательную позу. Взглядом оценив врага, Coroner снял надетый было кастет и резким движением перекинув Distruptor через плечо, выстрелил.
- Ну кто тут следующий...? - крикнул он, когда пыль рассеялась. Желающих не было, как и вообще живых уфошников в радиусе ста метров.
Ворвавшись в тарелку, солдаты увидели испуганного коммандера, который кричал, чтобы его не били ногами по голове. Проигнорировав его просьбу, Чукарин равнодушно ударил его Stun Podом по голове. Инопланетянин рухнул как подкошенный.



далее: TO BE CONTINUED >>

Владимир Маруцкий. A-MOK: TERROR FROM THE HUMAN
   TO BE CONTINUED